19:21 

Царствие ереси. Пролог.

-Leprechaun-


-Пролог-

История эта случилась давным-давно, в мире нам неведомом, хотя и не столь далеком. Многие жители мира сего благодаря своим ученым знали, что живут на поверхности огромного шара, и тот вращается вокруг звезды. Вокруг неё же на разных орбитах расположены еще три шара, один ближе к светилу, два других – дальше. Шар покрывали многочисленные острова, большие и малые, а также несметное количество морей и озер. Людьми была заселена относительно небольшая часть шара, и эта часть носила название «королевство Закомбарье», коим на момент описываемых событий правил молодой принц Вагнер Фауст. Только это не совсем так… Во-первых, звали его Абрабанель Шамикаль, но имя это ему совсем не нравилось, поэтому и вынужден был бедный принц выдумать себе псевдоним. Во-вторых, правил не он, а регент Олаф, про которого ходило много недобрых и порой фантастических слухов среди населения. Олаф был своего рода духовным лидером королевства, при том, что любые верования находились под строжайшим запретом. Занятия наукой же носили санкционированный характер, а научные публикации проходили цензуру. Один из ученых умов Закомбарья однажды публично высказал свою теорию о том, что «на третьем шаре существуют земли и воды, подобные нашим, и по нему беззаветно бродят разнообразные гигантские рептилии». Олаф лично разжигал костер, на котором провел свои последние мгновенья жизни несчастный ученый.
Судьба Закомабрья вершилась в огромном замке на холме в центре Мракомрачного города, столицы королевства. Всех уверяли, что вершил её молодой и талантливый Вагнер Фауст, на самом деле он был лишь подставным (а, главное, смазливым и симпатичным) лицом, пускающим идеи Олафа в народные массы. Но и Олаф далеко не всегда был автором собственных идей. О том, кто же стоял за ним, мы поговорим чуть позже, поскольку персонаж этот был в прямом смысле далек от Закомбарья.
Ещё полвека назад Закомбарье было прекрасным процветающим королевством, коим правил добрый и мудрый король. И так было всегда до того времени, пока не появился человек, демонстративно порицавший власть и обещавший сделать жизнь лучше. Это был отец Вагнера Фауста и, подобно сыну, он лишь воплощал в жизнь замыслы Олафа. Прежде всего, ему удалось вдохновить своими речами самую глупую и наименее дальновидную часть населения королевства. Но этого было достаточно, чтобы начать военный переворот, поскольку эта часть обладала наибольшей физической силой и хорошо развитым стадным инстинктом. Опасаясь за свою жизнь, к ним стали примыкать закомбарцы, обладающие сравнительно более высоким уровнем интеллекта. Так, довольно быстро великое королевство пало, хотя формально и продолжало существовать.
Придя к власти, Олаф (да, да, оставаясь в тени, всем руководил именно он) занялся её укреплением.
Первым делом началось уничтожение абсолютно всех памятников старой культуры. Сжигались книги и картины, ломались скульптуры, взрывались храмы и иные древние постройки. А на тех, что не удавалось демонтировать (некоторые из них были построены из цельных каменных блоков массой около 30 тонн), стирались все надписи. Дело в том, что они выполнены с использованием иероглифического письма, которое рано или поздно могло быть расшифровано человеком, прежде незнакомым с ним. Это, в свою очередь, повлекло за собой следующий шаг.
Переписывались все учебники истории. А это потребовало…
Ослабления системы образования. Оно вообще стало не обязательным, поскольку все жители Закомбарья – свободные люди и сами решают, нужно оно им или нет. Плохое образование – гарант демократии.
Вообще, быть умным стало не модно. «Умные» и вообще полезные профессии оплачивались низко. Самыми популярными же стали: снабженец, приказчик, счётчик монет, искатель оптимальной расстановки столов в кабинете заместителей начальника, рассказчик о достоинствах своей конторы и другие подобные.
Основным приоритетом в обществе было потребление. Кто мало потребляет, тот в жизни ничего не добился.
Сначала всех несогласных с новыми порядками казнили, затем просто стали высмеивать, так что никто их возражения не воспринимал всерьез. И волки сыты, и овцы целы. Правда, полное становление нового режима, заняло куда больше времени, чем переход к нему, - 40 лет. Должно было вырасти новое поколение, не знавшее старой культуры.
В последние годы Олаф занялся более творческими идеями. В его планах было создание народного форума, где все, кто особенно желает высказаться, могли бы делиться своей глупостью. Форум был создан, но вскоре Олафу была подсказана более продуктивная идея: создание такого места, где у каждого желающего мог бы быть свой стенд, на котором можно излагать все свои мысли в виде текстов или картинок. Наибольшую популярность завоевала такая форма – красивая картинка, а рядом с ней – красноречивая цитата, как правило, вымышленная и ложно приписанная какому-нибудь авторитету. Впрочем, достаточно было просто указать любое имя, и читающий уже безоговорочно верил в мудрость автора. Стоит ли говорить, что бо’льшая часть писанины в этом месте была вымыслом, а картинки (как правило, портреты автора стенда), были чересчур приукрашены.
- Как мы назовём это место? – спросил Олаф у своих советников.
- Может, «народное место»?
- В этом месте они должны чувствовать себя как дома. Может, «народный дом»?
- Нужно подчеркнуть, что главная особенность этого дома – наличие публикаций.
- Тогда, может, «публичный дом»?
На том и порешили. В публичном доме люди делились глупостью мыслями и картинками. То, что им нравилось на стендах других людей, они помечали сердечком и часто переписывали и перерисовывали себе на стенд. Так появилась еще одна традиция, связанная с публичными домами. Посещая, пардон, отхожее место, они брали с собой блокнот и параллельно с основным делом рисовали автопортреты. Среди девушек было популярно изображать себя более стройными, с надутыми губами и выпученными глазами, а среди юношей – более мускулистыми, по пояс раздетыми, в очках с затемнёнными стёклами. Рекорд по количеству таких зарисовок принадлежал некой Дульсинее, сделавшей 84 зарисовки за один присест. Разумеется, всех их она развесила у себя на стенде в публичном доме.
Публичные дома служили трём целям. Во-первых, Олаф успешно создал закомбарцам иллюзию собственной значимости и жизни вообще. Посидел на горшке, нарисовал героя воображения представителей противоположного пола (ну, или своего, всякое бывает), с чертами собственного лица, повесил на стенде, и вуаля. Кто-то смотрит, читает, комментирует, лепит сердечки. День прошёл не зря. Или другой, более простой способ: узнал какую-нибудь новость, «полил грязью» и саму новость и всех, кто к ней причастен в маленькой, неграмотно написанной статейке в один абзац, и вуаля. Приходит уверенность, что кто-то считает тебя глубоко мыслящим человеком. А ведь и правда, считают.
Во-вторых, по публичным домам Олаф знал, о чем и как больше всего в данный момент думают люди. Во-третьих, он сам мог «вбросить» мысль в публичные дома, но пока что такой возможностью не пользовался. И некогда, и незачем.
Впрочем, хватит о публичных домах. Их роль в судьбе Закомбарья не столь велика.

Я попал в этот чудаковатый мир путём рождения из утробы матери. Случилось это ранней весной, холодной и снежной, ночью, в пургу, неподалеку от Мракомрачного города, в маленькой хижине на опушке леса. Последнее лето выдалось неурожайным, и в Закомбарье царил голод. Родившись, я не подавал признаков жизни, и меня решено было съесть. Отец положил меня в угол на земляной пол, а сам пошел наливать воду в котел. Вскоре, набрав воздуха в легкие, я начал кричать, не дав свершиться этому подлому замыслу. Материнский инстинкт взял верх над человеком, который девять месяцев носил меня под сердцем. Я не виню своих родителей за то, что они хотели сделать. На тот момент отцу было 15 лет, а матери – 14, что с них взять?
Солнце, окутанное белой пеленой, медленно поднималось над Мракомрачным городом. Где-то раздавались звуки изредка падающих капель - это был первый теплый день. Кто-то спешил на работу в свою маленькую контору, кто-то еще спал, а кто-то готовился к выходу, с блокнотом в руках. Олаф уже расхаживал с озадаченным видом взад-вперед в своей башне, потирая руки и строя новые коварные планы.
В общем, этот мир не так уж плох. Это был мир, в котором мне предстояло жить…

@темы: фэнтези, творчество, средневековье, сарказм, публицистика, проза, писанина, литература, искусство, ересь, юмор

URL
Комментарии
2013-05-27 в 19:30 

CatRick
Сероглазая Чиффа
Диплом закончен, продолжаешь литературные шедевры?:) Приятно видеть:) Почитаю новую историю :))

2013-05-27 в 19:31 

CatRick
Сероглазая Чиффа
Диплом закончен, продолжаешь литературные шедевры?:) Приятно видеть:) Почитаю новую историю :))

2013-05-27 в 20:28 

-Leprechaun-
Спасибо =)
Да, продолжение старых начинание новых литературных опусов действительно связано с избавлением от необходимости писать диплом :laugh:
Надеюсь, понравится :rotate:

URL
   

Divine Heresy

главная