-Leprechaun-

«Хорошо, хоть мантию не испачкал, - подумал я, восставая из лужи крови. – Она у меня и без того красная». Вокруг сего мрачного зрелища уже собиралась толпа. Несмотря на то, что в Ховграде преобладали неудавшиеся волшебники, некоторые из них всё же обладали магическими способностями в полное мере. Это были преподаватели и Кикимора. Они единственные, кто видел парящее над лужей крови приведение. Приведение Роланда. Со стороны казалось, будто они устремили свои взгляды в одну точку, находящуюся на высоте двух метров от земли и разговаривали сами с собой. Это выглядело забавно, и я невольно засмеялся, похрюкивая. Все многочисленные складки жира на мне весело подпрыгивали, от чего становилось еще смешнее. Наконец, меня охватило такое блаженное чувство счастья, что я снова лёг на спину в лужу крови и стал «рисовать ангела», двигая руками и ногами, как иногда делают на снегу. Большинство не обращало на меня внимание, только доктор Гот бросил в мою сторону гневный взгляд.
Мне удалось лишь узнать, что преподаватели и Кикимора беседовали с призраком Роланда, но о чём, они мне не поведали. Вскоре толпа начала расходиться, и сам я отправился в замок.
На одном из подоконников сидел пушистый серый кот. Настолько толстый, что, несмотря на все усилия, не мог дотянуться языком до спины. Заметив меня, он широко раскрыл глаза, затем выразительно закрыл их. Словно зомбированный, я подошел и почесал кота там, куда только что не мог достать его язык. Зверь замурчал от удовольствия. Когда процедура почесывания прекратилась, кот неожиданно произнес:
- Спасибо, - я остолбенел от удивления.
- Ты умеешь говорить?
- Да. Когда-то я был таким же безнадежным волшебником, как и ты. Хотя нет, я был более безнадежен. Мои скромные магические способности однажды помогли мне перевоплотиться в кота, но, к счастью, я не знал, как снова сделать себя человеком.
- Раз ты умеешь разговаривать, попросил бы кого-нибудь об этом.
- Первые минуты именно это я и хотел сделать. Но от страха я не мог ни говорить, ни даже мяукать. С безумным взглядом я забежал в гостиную технического факультета. Все, кто там находился, повскакивали со своих мест и, издавая возгласы умиления, подошли ко мне. Они гладили меня и кормили, рассуждая при этом, какой я хороший. После этого я посетил гостиные Военного, Медицинского и Гуманитарного факультетов. Вечером почти каждый студент уговаривал меня лечь спать с ним. Я же предпочел провести ночь на диване гостиной, где мне никто не мешал. В тот момент мне пришло понимание, что я больше не хочу становиться человеком. Природа наделила меня всем необходимым для наслаждения жизнью, а любой встречный человек только помогает ей в этом. Позже, общаясь с другими котами и кошками, я узнал, что наша родина вовсе не Земля. Я бы объяснил, где находится наша планета, но ты все равно ничего не поймешь. Ты, наверное, знаешь, что мы можем находить дорогу домой, находясь за тысячи километров от него? Так же прекрасно мы ориентируемся и в космическом пространстве. Кошки были посланы сюда, чтобы охранять человека и учить его мудрости. Первое удается без труда, а вот со вторым всегда возникают проблемы. Все разумные расы во Вселенной знают, что лучший способ обучения – личный пример. Все, кроме людей. Люди постоянно подменяют действия рассуждениями о них. Люди постоянно ищут публику, чтобы рассуждать о действиях, будь то огромные народные массы, или родители, или маленькие внуки. А любое действие поддается оценке, особенно своё собственное. Каждый человек постоянно осуждает себя за что-нибудь, словно он единственный, кто живет неправильно. Кошки же продолжают двигаться дальше. В стае, или по одиночке, они двигаются дальше. А люди по-прежнему тянутся к ним, подсознательно понимая, что перед ними более мудрое существо; и подсознательно пытаются вытянуть хоть каплю мудрости, твердя: «Скажи «привет». Скажи «мяу». Скажи хоть что-нибудь!». Всё потому, что по-другому до них не доходит.
- И ты рассказываешь это каждому, кто тебя почешет?
- Конечно, нет.
- Но почему ты рассказал это мне?
- Ты стоишь на пороге великих свершений.
Я ощутил такой прилив… гордости, что на мгновенье даже почувствовал себя котом. А мой вдохновитель тем временем куда-то смылся, хотя у меня было к нему много вопросов. Но я последовал его примеру. В тот вечер мне показалось, что со мной происходят какие-то странные метаморфозы, и я уже никогда не буду прежним человеком. Доказательства этого не заставили себя ждать.
Утром, выходя из замка, чтобы прогулять уроки, я был свидетелем странной сцены: мертвецки пьяный Харя предлагал Кикиморе сходить к его избушке полюбоваться грибной оранжереей. В тот раз я впервые почувствовал себя умнее человека, которого прежде считал умным, потому что Кикимора согласилась. Во-первых, я знал, что у Хари нет никакой оранжереи (даже само слово «оранжерея» он мог выговорить, только будучи достаточно для этого пьяным), во-вторых,… В общем, я не стал терять времени и… вызвал его на дуэль! Удивившись второй раз за утро. Как ни странно, Харя согласился. Потому что был пьян.
Моим секундантом было приведение Роланда, которое я не видел, секундантом моего противника была Кикимора. Поскольку я помнил только одно заклинание (которое однажды применил на Докторе Готе), а Харя в тот момент не помнил вообще ничего, то было решено использовать свои волшебные палочки как холодное оружие. Приняв боевую стойку «эй, поцанчек, сэмки есть?», и плавно делая шаги вправо-влево, мы начали поединок. Совершенно случайно и совсем легонько я тыкнул Харю в область печени. Его смерть можно было сравнить с выдергиванием кабеля телевизора из розетки. Как по сигналу на место дуэли сбежались преподаватели. Разумеется, первыми бежали Думбельдорф и Доктор Гот.
- Ну и ладно… - заключил Думбельдорф, увидев то, что он увидел.
Директор вовсе не злился, но обещал сделать то, чего я боялся больше всего на свете – провести воспитательную беседу в его кабинете. Один на один.
С тоской разглядывая мрачные образы, возникавшие в моем сознании, я молча шагал вместе с Думбельдорфом по коридорам Ховграда. Когда мы были в его кабинете, и он уже собирался закрыть дверь на замок, нас догнал Доктор Гот и запыхавшимся голосом произнес:
- Его снова видели…
- Что ж, боюсь, я вынужден это сделать. - Думбельдорф дернул за рычаг, который, как я позже узнал, отключал волшебство во всей школе. – До последнего я надеялся, что мне никогда не придется это сказать, но теперь мы все должны уповать на мистера Поппера…

@темы: ирония, искусство, литература, публицистика, творчество, юмор